Главная

Историки отмечают, что сначала село именовалось «Фомино». Затем, когда была построена церковь во имя Иоанна Богослова, по имени церкви село переименовали. Для нашего, Щелковского, района это название является единственным сохранившимся наименованием села по имени церкви.

Село Богослово расположено в 8 км от г. Фрязино. Лежит оно на бойком в старину Хомутовском тракте (Москва-Абрамцево-Оболдино-Хомутово- Сабурово-Богослово-Орлово-Петровское), где дорога пересекаларечку Лашутку, приток Вори. Теперь речка запружена плотиной за деревней Костюнино. Большой пруд с высокими берегами, поросшими соснами, очень привлекателен для любителей подмосковной природы.

415 лет назад была сделана первая из известных записей об этой территории. Как отмечено в писцовых книгах 1584-86 rr. Московского уезда:

«В стане Воря и Корзенев … за Федором да за Иваном да за Григорием Окинфовыми за Петровым село Фомино на речке на Лошутке, а в нем церковь Ивана Богослова, древяна, клетцки без пения, пашни лесом поросли серой земли 43 четьи в поле а в дву потомуж да сена 20 коп да лесу дровяного 30 десятин».

Разрушенный храм
Храм в 1994 году

Со временем Церковь Иоанна Богослова обветшала или сгорела, и новые хозяева построили новый храм и посвятили его особо чтимой в то время в России Казанской иконе Божией Матери.

Существующая сегодня каменная Казанская церковь построена в 1801 году «тщанием и иждивением вдовы, действительной статской советницы Прасковьи Федоровны Остафьевой, урожденной Лопухиной». Немного пока удалось найти материалов о личности храмоздательницы.

В «Московском некрополе» нашлась надпись на ее могиле в родовой усыпальнице Лопухиных — в Знаменской церкви Спасо-Андрониковского монастыря — 19.07.1754 -12.8.1810.

Интересны и примечательны слова на памятнике ее мужаВладимира Ивановича Остафьева (1740-1794): «Добродетельнейший был человек, чтил и хранил Божий закон и Государевы уставы, — вот слава, коей цвет не увядает во век».

Вероятно, «на помин души» этого замечательного, судя по надписи, человека и была сооружена каменная церковь.


Храм в 1994 году

Искусствоведы считают, что архитектурные формы и высокие художественные качества памятника свидетельствуют о работе выдающегося зодчего казаковской школы. Кирпичный, с белокаменными деталями храм представляет завершенную бельведером ротонду, окруженную шестью тосканскими портиками. Крытым переходом храм соединяется с колокольней.

Художественная выразительность памятника, почти лишенная декоративного убранства, достигается средствами архитектуры: богатой и пластической разработкой объема, пропорциональностью и гармонией отдельных его частей. Черты эти при оригинальной композиции и тонкой прорисовке деталей позволяют поставить храм в число лучших культовых сооружений своего времени.

О священниках, служивших в храме до революции, известно следующее.

В 1810 году в Казанскую церковь был назначен после окончания Троицкой семинарии Сергей Иванович ЛАПЕНСКИЙ (1787 — после 1839), сын священника. Он был награжден в свои 27 лет наперсным крестом за заслуги во время войны 1812 года и прослужил в храме более 29 лет. С чем связана эта награда, мы не знаем, но вспомним, что ряд священников возглавляли партизанские отряды, бившие французских фуражиров. А вероятность захода в эти края французских отрядов была высока. Богослово стояла на Хомутовском тракте в 35 верстах от Москвы, а французы были в Богородске, на Владимирской дороге, в 50 верстах от столицы. Так что, возможно, молодой священник организовал один из защитных отрядов, охранявших дорогу на дальних подступах у Хомутова и держащего связь с казаками, чьи отряды были на Троицкой (Ярославской) дороге.

Церковь была закрыта коммунистами в 1938 году. Последний ее священник ШИРОГОРОВ Дмитрий Иванович (1878-1941), сначала был дьяконом в Никольской церкви села Здехово (недалеко от Богослово), и в 1919 году переведен сюда священником. Тяжело пережил он закрытие церкви, но больше подкосило его известие об аресте старшего сына, Николая, служившего священником в Вербилках Дмитровского уезда. Ни старый священник, ни родные потом так и не дождались известия от Николая, сгинул он, как и миллионы жертв коммунистического режима. А ныне диакон Николай прославлен в числе Российских новомучеников.

Дмитрия Ивановича переживания за судьбу храма и судьбу сына свели в могилу в 63 года. Он похоронен недалеко от храма, на сельском кладбище. Он не захотел быть захороненным рядом с храмом — «здесь могилу затопчут». Так и случилось, все могилы около церкви были затоптаны, памятники растащены — голое место…

В Щелковском городском архиве хранится немало интересных документов. Среди них материалы фонда финансового отдела, выделенные по церквам. Они — яркие свидетели того богоборческого времени.

В 1922 г. церковь значительно orрабила молодая советская власть, забрав многие серебряные украшения с икон и вещи для богослужения («в помощь голодающим»).

Наконец, в 1938 г. церковь была закрыта, а в 1940 г. было принято решение о ее ликвидации, начата разборка ограды, передача деревянного иконостаса на утилизацию для смывки позолоты.

Закрытие происходило по изощренной методике. Проводилась инвентаризация имущества. Незадолго до того было зафиксированы кражи (вероятно, специально для этих целей совершаемые органами НКВД), и обнаруживалась нехватка 6 — 10 серебряных вещей, чья стоимость неимоверно завышалась и взыскивалась с членов приходского совета. У них таких огромных денег (около 10 годовых зарплат) не находилось, и церковь закрывалась. Жалоб не поступало — во время репрессий жаловаться было бесполезно и опасно.

Здание Казанской церкви было передано военстрою, а иконы и деревянный позолоченный иконостас отправлены на утилизацию.

Рядом с храмом было до двух десятков прицерковных захоронений. Во время советской власти, когда храм превратили в колхозный склад, а потом и совсем забросили, могилы эти были разрушены, а памятники растащены.

Здесь был похоронен корсиканец Паоло Ристори — поручик Великой армии Наполеона, попавший в начале войны в плен, принявший русское подданство и ставший подполковником русской армии. Рядом с ним был похоронен брат его жены Дипедри, тоже итальянец.

В начале 1990-х полуразрушенный храм стал восстанавливаться, в 1993 году начались службы.

Ко времени, когда храм разрешили восстанавливать, он был в очень тяжелом состоянии: проломы в стенах, не было крыши, пола, окон и дверей. Но вот уже в течение последних пяти лет каждую среду, пятницу, субботу, воскресенье и в церковные праздники совершается Божественная Литургия. Живет и растет Церковь — богочеловеческий организм, частичка Небесного Царства на земле. А значит, со временем восстановится и церковное здание — Божий храм. Не как памятник ушедших дней, а как врачебница человеческих душ, как средство для восстановления отношений человека с Богом.